Оксимирон: о баттле с Дизастером и политике от первого лица

1170
Оксимирон

Культовый российский рэпер Оксимирон (Oxxxymiron), который крайне редко общается с журналистами, впервые за долгое время дал большое и откровенное интервью известной радиостанции BBC Radio и её ведущему Джиму Тейлору о знаменитом баттле с Дизастером, политике, об отношении к российской молодёжи и многом другом. Мы приводим лучшие цитаты Оксимирона здесь!

О ПОДГОТОВКЕ К БАТТЛАМ

— В баттл-рэпе есть множество других составляющих: артистизм, убедительность, психологический фактор. В отличие от дебатов, баттл может перейти в физическое противостояние. Это, конечно, не бокс и никогда им не будет, хотя драки периодически случаются.

Ты стоишь лицом к лицу с человеком, которому говоришь немыслимые вещи, которые за пределами баттла совершенно точно привели бы к конфликту. О своем последнем баттле в России я знал за год, а иногда узнаешь за месяц. Что касается подготовки, то это всегда от пяти дней до двух недель. Большую часть времени я просто думаю над предстоящим баттлом, а текст пишу в самый последний момент. Я никогда не готовился дольше двух недель.

Оксимирон

О СВОИХ ТЕКСТАХ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Баттл с Dizaster в США в прошлом году стал моим первым англоязычным баттлом. Если честно, до его приглашения, я бы даже не подумал, что когда-нибудь решусь писать на английском. Но я все-таки это сделал, переступил границу, так что теперь не исключено, что напишу на английском и что-нибудь ещё. До баттла я не написал на нём ни единой строчки. Это был прыжок с головой в ледяную воду.

О БАТТЛЕ С ДИЗАСТЕРОМ

— С самого начала было понятно, что баттл будет политическим. На мой взгляд, наш баттл сам по себе был довольно уникальным, именно поэтому он привлек столько внимания не только в России. Мы баттлились в 2017 году, когда напряжение между двумя странами уже было огромным. Dizaster — ливанец, родившийся в Америке, я — русский еврей. Там реально есть, о чём поговорить.

Как баттл-рэперы мы были жёсткими насколько это возможно, оскорбляли друг друга, пытались достать друг друга эмоционально и словесно. И тем не менее, мы объединили людей, собрали их вместе, и я думаю, мы оба осознавали это с самого начала.

Дизастер и Оксимирон

Учитывая политическую обстановку, это был особый баттл. Собралось очень много русских. Большинство из них давно живут в США, но были и те, кто специально приехал из России. Моего оппонента поддерживали рэперы из Лос-Анджелеса, Канады. И все эти люди мирно сосуществовали на одной площадке. Не хочется преувеличивать или показаться нескромным, но это было почти дипломатическое мероприятие. Там встретились обычные люди из двух стран. Когда встречаются политики, это всегда выглядит немного искусственно. Судя по событиям в мире, они изо всех сил стараются не облажаться.

О СЕБЕ КАК ПРЕДСТАВИТЕЛЕ РОССИИ

— Очень важно разделять государство и людей. Я оказался в странном положении: я понимал, что — хочу я того или нет — я все равно представляю Россию. И я хотел представлять свою страну без всяких сомнений. Но быть проводником любой пропаганды, призывов или лозунгов я не собирался. Не думаю, что Dizaster с американской стороны хотел бы чего-то подобного. В итоге я шел по очень тонкому льду. С одной стороны, нельзя было стать инструментом госпропаганды. С другой, я понимал, что единственный способ достать оппонента — стать воплощением собственной культуры и противопоставить себя ему.

Оксимирон

В первом раунде я предсказуемо использовал антиглобалистскую критику в адрес Штатов. Я и сейчас готов под ней подписаться. Во время баттла я не могу говорить о чём-то, что не совпадает с моими взглядами, это было бы лицемерием. Естественно, я бросил всё это ему в лицо, потому что он вышел на баттл под флагом США. Я использовал это в своих интересах. И — да, я говорил фразы типа «Mother Russia!» Мне хотелось, чтобы люди поняли, что в конечном счёте я говорю за себя и своих людей, а не от лица какой-то госмашины. Поэтому в первом раунде я подчеркнул, что мне не нравится власть в России.

О СОБСТВЕННОМ ОТНОШЕНИИ К ПОЛИТИКЕ

— Я рэпер, — не политик, не политический эксперт или аналитик, это слишком скользкая дорожка для меня. Если бы в России был человек или некая сила, которую я мог бы целиком поддержать, я давно бы это сделал. К сожалению, пока я ничего такого не вижу — ни на одном из концов политического спектра. Так что я лучше поучаствую в чем-то позитивном — как, например этот баттл, в котором, как ни крути, тоже есть политическое измерение: мы заставили людей встретиться, объяснили русским, что по ту сторону не какие-то злобные дикари и тупые американцы. Это может прозвучать высокопарно, но я стараюсь хоть немного просвещать людей — у меня много фанов в России, и я стараюсь донести до них то, какова на самом деле жизнь в других странах.

И да, многое в России, в руководстве страны меня не устраивает, но я скептически отношусь к тому, как страну демонизируют на Западе. А такого сейчас много, очень много. Западу я бы хотел сказать то же самое, что и России: политические цели и жизнь обычных людей — это не одно и то же. Вот и всё.

Оксимирон

О РОССИЙСКОЙ МОЛОДЁЖИ

— Я хорошо понимаю молодых людей в России. Я был почти в каждом городе с населением больше полумиллиона жителей. Молодежь везде одинакова. Эти люди сидят в интернете, слушают музыку со всего мира, интересуются модой. Они фокусируются на сходствах. С каждым годом молодых все сложнее заставлять ненавидеть. Я смотрю на это с оптимизмом: эти дети гораздо свободнее, чем даже мое поколение, не говоря уже о предыдущих. Так что пока не отрубили интернет и не закрыли границы, все будет нормально.

(Джим Тейлор, BBC Radio 5 Live, 12.02.18)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here