Артём Пивоваров: «Меня мотивируют не победы, а хейтеры!»

2558

Молодой музыкант, певец и саунд-продюсер Артём Пивоваров воспевает свободу и призывает избавляться от условностей. Он не признаёт никаких рамок в творчестве. «Свобода внутри тебя», «Свобода вокруг тебя» — фразы, которые звучат на каждом его концерте и становятся стилем жизни тысяч поклонников. Артём не только талантливый артист, но и многогранная личность: с одинаковой страстью он рассуждает о вдохновении и суровых законах шоу-бизнеса, о реинкарнации и метафизике и о творчестве Оксимирона, о коннекте с публикой и собственных амбициях. Мы встретились с Артёмом перед его концертом в московском клубе ICON и взяли эксклюзивное интервью.

Артём, ты много гастролируешь, и сейчас довольно часто выступешь в Москве. Есть ли какие-то особенности у здешних концертов? Отличается ли ваша программа?

Каждый наш концерт всегда будет отличаться от предыдущего — я даю стопроцентную гарантию. У нас нет танцоров, нет заученной хореографии, нет постановочных номеров. Всё, что зритель видит на сцене, происходит исключительно на уровне чувств и наших собственных ощущений. Я называю свою музыку неконтролируемой, поскольку у нас есть свобода действия и свобода выражения как в песнях, так и на сцене. Наше взаимодействие со слушателями всегда разное. Сегодня я могу залезть на трёхметровую колонку и прыгнуть с неё, а завтра буду спокойным и уравновешенным. Всё всегда зависит от публики. Мы даже программу каждый раз составляем по-новому. В Москве, например, очень многие любят наши старые песни. Мы это понимаем и включаем их в трек-лист. Каждое наше шоу особенное!

С московской публикой сложнее найти коннект, чем, скажем, с украинской?

Моя публика — она на то и моя публика, что я всегда могу найти с ней коннект. Когда ты приезжаешь в тот или иной город, понимаешь, что люди знают все твои треки, ждут так же, как и мы, каждой встречи, — вопрос остаётся лишь в том, две, три или четыре песни нужно сыграть, чтобы этот самый коннект поймать. А дальше мы и наша публика уже работаем, как единый организм.

«Стихия воды» и «Стихия огня» — две части твоего альбома. А какая стихия тебе самому ближе: драйвовая и агрессивная или спокойная и лиричная?

Мне близки и стихия воды, и стихия огня. Я не могу чётко сказать, сангвиник я или холерик. Не могу ограничить себя рамками понятий. Сегодня, например, я могу быть спокойным, улыбчивым, простым. А бывает настроение, когда хочется делать намного больше, когда включается некий ураган, кнопка «нон-стоп», когда ты готов захватить мир. Точно так же на сцене. У нас есть лирическое отделение, а есть песни более драйвовые. Мне нравится и то, и другое. Именно поэтому в альбоме две разные по импульсу и настроению части: «Стихия воды» и «Стихия огня».

В одном из интервью ты посетовал на тотальную узколобость в музыкальной сфере и обилие мусора. Как думаешь, что надо изменить, чтобы до массового слушателя доходил только качественный продукт?

Нужно давать возможность новой музыке быть услышанной. Если говорить конкретно о рынке шоу-бизнеса, то, к сожалению, многие радиостанции и телеканалы не готовы принимать что-то свежее, неординарное. Если бы каждый, подчеркиваю, каждый из тех, кто работает в этой сфере, был готов к поиску чего-то нового, был готов открывать имена и делать так, чтобы о них услышало как можно большее количество людей, — это был бы колоссальный прорыв! Я уверен, что на постсоветском пространстве очень много хорошей музыки, которая вполне может утереть нос западу. Просто у нас все привыкли, что существуют артисты первого эшелона, которые работают на сцене по 20-30 лет. Их песнями заполняют теле- и радиоэфиры. Но как бы ни пытались измениться эти исполнители, увы, ничего нового в шоу-бизнес они уже не привнесут.

Тебе важны ротации на радио? Стал бы ты переделывать собственную песню, чтобы она вписалась в пресловутый формат?

Для меня ротации не главное. Важно достучаться до своего слушателя. Конечно, есть люди на радиостанциях, которые предлагают передалать аранжировку, чтобы песня стала «форматной» и её можно было поставить в эфир… На этом наш разговор заканчивается.

Есть ли в твоём творчестве (возможно, раннем) работы, за которые тебе стыдно? Ну или ты бы просто предпочёл, чтобы их никто никогда не услышал.

Не могу сказать, что у меня есть песни, за которые мне стыдно. Каждый артист проходит через период становления. Иногда, переслушивая старые композиции, понимаю, что где-то не дожал. Но ведь мы всегда чему-то учимся, развиваемся! Поэтому нет, не стыдно. Скорее, грустно, потому что у меня нет машины времени, чтобы повернуться назад и что-то переделать.

Общаешься ли ты со своими поклонниками в соцсетях и как относишься к хейтерам?

Да, я общаюсь с поклонниками в соцсетях, если есть время и возможность, отвечаю, но стараюсь это делать дозированно. Например, информацию о предстоящих концертах всегда можно узнать на нашем официальном сайте. А вот хейтеров я, кстати, обожаю! Я просто фанат хейтеров! Если бы не они, я бы, может, уже не продолжал делать то, что делаю. Я из тех людей, которых мотивируют не победы. Именно хейт меня мотивирует, подстёгивает.

Недавно ты выпустил клип «МояНочь». Он загадочный, мистический, с двойными смыслами. Насколько ты сам по жизни веришь в существование вещей, находящихся за пределами осязаемого мира: в силу энергии, закон бумеранга, силу намерения, материальность мысли?

Я верю в реинкарнацию, верю в метафизику, в силу энергии. Я даже говорю об этом на концертах. Когда происходит коннект с публикой, о котором я уже упоминал, мы начинаем вести игру: передаём друг другу энергию, как некий большой шар, — от себя зрителям и обратно. Под конец концерта этот энергетический сгусток достигает своего апогея и взрывается. И каждый уносит частичку его заряда с собой. Есть очень много незримых вещей и законов, которые работают. И мысли имеют свойство материализоваться, в это я тоже верю. У меня вся комната завешана идеями, списками, картинками — визуализирую.

Недавно ты стал заниматься единоборствами с профессиональным тренером. Что для тебя единоборства? Это один из путей самопознания?

Когда я начал заниматься единоборствами, меня это очень сильно поменяло. В этих практиках есть моменты, когда ты преодолеваешь боль. Таким образом ты как бы убиваешь в себе пороки, от которых нужно избавляться. Согласно восточным практикам, у человека есть 108 пороков или заблуждений, то есть тебе 108 раз нужно выполнить определённое упражнение, чтобы преодолеть себя. И только после этого, по теории, ты переходишь на новый уровень. Это очень интересная штука. Меня это развивает, как личность, в первую очередь.

У тебя в Instagram можно найти хэштеги #свободавнутритебя, #свободавокругтебя. Они же — строки из твоей песни. Что для тебя включает понятие «свобода» и считаешь ли ты себя свободным человеком?

Конечно, я считаю себя свободным человеком. Свобода, на мой взгляд, — это возможность делать то, что тебе хочется, а не выбирать то, что тебе дают или навязывают.

Были ли в твоей жизни моменты абсолютного счастья? И с чем они были связаны?

Моменты счастья… Когда ты путешествуешь, когда ты выпускаешь песню, когда ты выступаешь, когда рядом с тобой друзья, любимые люди, родители, когда ты держишь девушку за руку и вы несётесь на велосипеде навстречу ветру, когда классная погода… Счастье в мелочах! Всегда нужно начинать с себя, осознавать каждый день, что у тебя есть всё для того, чтобы быть счастливым.

Что для тебя вдохновение? Как бы ты определил это понятие?

Вдохновение — сложная штука. Я могу сказать, что его не существует, и многие читатели со мной не согласятся. Есть поговорка «без труда не вытащишь и рыбку из пруда». Так вот, если ты не будешь много, каждый день, постоянно работать, каким бы супертворческим ты ни был, ничего не выйдет. Не приложишь усилия — никакое вдохновение не будет иметь смысла, ничего не произойдет, не родится песня, не появится стихотворение. Творчество — это труд. Нужно сесть и написать, а не сваливать на отсутствие вдохновения. Многие говорят, что могут заниматься творчеством только в путешествиях или, наоборот, сидя дома. У всех свои заморочки. Я могу писать песни в любом месте.

И ещё. Тут все вдруг активно стали обсуждать баттл Оксимирона и Гнойного. Даже люди очень далекие от рэп и хип-хоп культуры. Ты смотрел? Что думаешь? Высказывались даже мнения, что эта «баттл-поэзия» станет христоматийной, чуть ли не как поэзия «серебряного века»…

Мне очень нравится Оксимирон. Я его слушал ещё до того, как начались все эти баттлы. Был когда-то даже на его концерте, когда в зале присутствовало мало людей. Помню, он сказал такую фразу: «Скоро нас будет очень много». И вот это произошло. И сейчас чувак будет собирать «Олимпийский». Я уверен, что он его соберёт. Я вижу в этом человеке гениальность, он не похож на всех предыдущих исполнителей хип-хоп сцены. Его могут критиковать, говорить, что у него нет души. Но он делает нечто такое, что перевернёт хип-хоп рынок. Это целая культура грайма — то, что в Англии существует уже почти два десятилетия. А вот Гнойный и все эти остальные ребята — они лишь его последователи. Для меня он не проиграл в баттле. Людям нужно было зрелище, многие мыслят поверхностно: увидели, что у Гнойного было больше панчей. Но смысла-то не было. А идея, которая прослеживалась на протяжении всего баттла у Оксимирона, очень понятна. Суть не в панчах, а в том, что ты хочешь донести. Ему есть, что рассказать, и он это делает в своих песнях. Можно много рассуждать о том, что у него нет рифмы, не соблюдены стихотворные размеры. Да какая разница! У того же Маяковского тоже не было. Нужно вообще всегда стараться уходить от привычных рамок. И Оксимирона можно уважать хотя бы за то, что он делает что-то, не как все. В этом и заключается вся соль. Не зря именно он собирает такие большие залы. Сегодня миллион просмотров на YouTube.com — это вовсе не показатель, что человека захотят видеть и слышать стадионы. Для артиста важнее быть в коннекте со своей публикой.

Заглядывая вперед, какие у тебя есть амбиции в творчестве? Что хотел бы изменить в шоу-бизнесе, в целом, и каких высот добиться сам, в частности?

Я хочу своим примером показать, что свобода творчества существует. Я не привязываюсь к направлениям, и очень рад, что ты не спрашиваешь, какой стиль музыки я играю. Музыка она одна, у музыки нет границ. Когда люди поймут это, тогда, мне кажется, наступит гармония. Классно же работать в абсолютно разных жанрах, и ни к чему не привязываться. Я не говорю о том, что сейчас возьму и совершу революцию. Нет. Просто хочется, чтобы артисты делали что-то для музыки в целом, а не для себя. 70-80% всей современной культуры только про бизнес. А где же шоу? Почему нам не дают шоу? Хочется, чтобы этого было больше, чтобы артисты экспериментировали и воспитывали своего слушателя. Если бы каждый второй сделал для музыки что-то новое, поменялись бы вкусы, поменялся бы менталитет. Потому что музыка имеет свойство менять настроение, состояние внутри, обогащать — и пусть будет так! Отправляем в космос эти мысли!

PH | МАКСИМ СЕРИКОВ

EDIT | ДЕНИС КАЗЬМИН

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here